Чт, 28 Мая, 2020
Липецк: +14° $ 71.60 77.88

Виктор Слушник: «На моих картинах войне не место»

Сергей Банных | 06.05.2020 06:28:14
Виктор Слушник:  «На моих картинах войне не место»

Фото Ольги Беляковой

Нужно было безмерно любить жизнь, чтобы остаться в живых на той страшной войне.

Липецкому художнику Виктору Петровичу Слушнику посчастливилось не только выжить, но и вернуться к занятиям любимым делом. Свою любовь к жизни и презрение к смерти он отобразил во многих работах, наделив, казалось, обычные пейзажи поистине гуманистическим смыслом.

Пленительный запах

Родился Виктор Слушник на станции Раздельная под Одессой. Его отец, Пётр Иосифович, слыл известным на всю округу овощеводом. Мама, Александра Константиновна, работала телеграфисткой в Одессе. Помимо Вити в семье была ещё старшая дочь Нина.

Судьба-злодейка словно специально пометила Виктора, уготовив для него испытания с самого раннего детства.

— Ещё малышом как-то зимой попал под санную упряжку. Чудом остался в живых. Ни лошади, ни полозья саней не задели меня, только шапку распороли. А вскоре мама взяла нас с сестрой в Одессу. В большом городе я незаметно потерялся и решил во что бы то ни стало самостоятельно вернуться домой. Не знаю, чем бы закончились мои приключения, но какая-то сердобольная женщина привела меня в отделение милиции, где меня и нашли заплаканные мама с сестрёнкой, — вспоминает Виктор Петрович.

Как и многие мальчишки тридцатых годов, Витя Слушник мечтал стать лётчиком. Фамилии прославленных советских пилотов — Чкалов, Громов, Байдуков — гремели тогда на весь мир. Хотелось так же, как они, штурмовать рекорды, покорять необъятные просторы северных широт, совершать беспосадочные перелёты.

Было у Виктора и ещё одно увлечение, но уже земное — рисование. Увидев, как дядя, художник-любитель, рисует окрестные пейзажи, мальчик тоже захотел попробовать, и попал в плен холста и красок на всю жизнь.

Роковое число 16

Летом 1941 года Виктор Слушник окончил семь классов. 16 июня ему исполнилось пятнадцать лет, а через шесть дней началась война.

— Так случилось, что число 16 стало для меня знаковым, даже роковым, — говорит Виктор Петрович. — Когда началась война, из Одесской области наша семья перебралась к родственникам под Винницу, но враг пришёл и туда.

Долгие два с половиной года пришлось провести в оккупации. Особенной жестокостью отличались даже не немецкие, а румынские и венгерские солдаты, которые постоянно мародёрствовали. Когда румыны в очередной раз зашли за наживой во двор, где жила семья Виктора, паренёк не выдержал и хотел помешать им. Но чуть не лишился жизни.

— Один из солдат так избил меня, что я три дня не мог прийти в себя. Родные думали, что я не выживу, но мама выходила. Она плакала и причитала: «Сынок, ну зачем ты с ними связался, для них же убить человека ничего не стоит». Я хорошо запомнил этого вояку и решил для себя, что обязательно пойду на фронт, найду его там и убью, — вспоминает ветеран.

После освобождения Винницкой области весной 1944 года Виктора призвали в армию и направили в Красноярск, на ускоренные курсы подготовки артиллеристов. Оттуда 18-летний рядовой Слушник попал на 3-й Белорусский фронт, который находился на подступах к Восточной Пруссии.

Командование части, зная о художественном таланте Виктора, убеждало его остаться при штабе. «Будешь рисовать портреты Сталина», — говорил замполит. Но Слушник не желал отсиживаться за спинами товарищей, он рвался на передовую.

— Вот мы идём за своей пушкой, «сорокапяткой», и, чтобы не упасть, держимся за ствол орудия. Спать очень хочется. Но странное дело: ноги сами идут, а голова в этот момент как бы спит. На войне чему только не научишься, — улыбается Виктор Петрович.

Бои шли тяжёлые, многие боевые товарищи Виктора Слушника погибли. Когда вокруг смерть, до «художеств» ли тут? Но как только выдавалась свободная минутка, Виктор брался за карандаш и рисовал.

— Нас, молодых, завораживало зрелище рассекающих ночную мглу трассирующих пуль. Любовались им, невзирая на смертельную опасность, — вспоминает художник-фронтовик.

По словам Виктора Слушника, воевал он около месяца. Бой 16 октября, в день начала Гумбиннен-Гольдапской операции, был для него последним.

— После сражения мы с товарищем выносили раненых на носилках. Он шёл впереди, я — сзади. Вдруг раздался взрыв, меня подбросило вверх. Оказалось, товарищ наступил на мину. Он остался жив, раненый на носилках погиб, а я получил тяжёлые ранения обеих ног.

Последнее, что увидел, до того как потерял сознание, это клин журавлей в свинцовом осеннем небе. А ещё успел бросить взгляд на часы, на которых застыло время — 16 часов. Вот уж действительно мистика...

Там же, в болотах Восточной Пруссии, навсегда остался лежать альбом с рисунками Виктора.

Эпоха «возрождения»

В медсанбате Слушнику ампутировали левую ногу. Та же участь грозила и правой, но хирург пожалел молодого солдатика, собрав её буквально по частям. Потом был госпиталь в Каунасе, а затем эвакогоспиталь на далёкой станции Мозгон в Читинской области.

Оказаться инвалидом в 18 лет, когда жизнь только начинается: от тягостных мыслей порой хотелось выть. Не дать пареньку отчаяться, вдохнуть в израненный организм новую жизнь помогла медсестра по имени Наташа, которая взяла над ним шефство.

Она ухаживала, помогала делать первые шаги на протезе, превозмогая боль и страх. Словно старшая сестра, успокаивала, не позволяя раскисать. Виктор по-настоящему подружился с молодой женщиной. На протяжении долгих лет они обменивались добрыми письмами, пока несколько лет назад бывшая госпитальная сестра не умерла.

На малую родину Виктор Слушник вернулся уже после победы, в июне 1945 года. Вскоре талантливый художник-самоучка поступил в Одесское художественное училище.

— Учёба в училище, занятия живописью, любимым делом, стали для меня не просто началом новой жизни, а в полном смысле слова возрождением. Передо мной открывался новый мир, который ещё только предстояло познать, — вспоминает Слушник.

Окончив училище, Виктор решил постигать таинства профессии художника и дальше, собравшись поступать в Рижскую академию живописи. Попытка оказалась неудачной, но наш герой от своих планов не отказался. Год он зарабатывал на жизнь рисованием плакатов, попутно посещая занятия в качестве вольного слушателя. И в итоге был вознаграждён за настойчивость.

Виктор Слушник говорит, что ему очень повезло с учителем. Он учился на пейзажном отделении у одного из лучших советских мастеров этого жанра Эдуарда Калныньша.

Виктор рисовал то, что любил, к чему лежала его душа художника, — природу. Он изъездил всю Прибалтику, писал этюды в Паланге, Юрмале, Клайпеде. Во время практики недалеко от Риги увлёкся этюдом лесопилки. Эта работа более чем 60-летней давности сохранилась до наших дней, сейчас она находится в Данковской галерее.

— Прекрасное было время! Тогда, в пятидесятые, латыши хорошо относились к русским. Не было той ненависти, которая проявилась позже. Я в течение некоторого времени жил у своего однокурсника Удиса Межавилкса — хороший человек и настоящий друг, — воскрешает в памяти былое ветеран.

На руках на радость внукам

После были три года работы в Таджикистане. В Ленинабаде (нынешний Худжанд, второй по численности город республики) Виктор Петрович преподавал в местном художественном училище.

Годы, проведённые в Таджикистане, вобрали в себя многое. Здесь прошла первая персональная выставка Виктора Слушника, там же его приняли в Союз художников СССР. Помимо живописи он здесь стал заниматься и графикой. В этом направлении по-новому раскрывался талант художника. В своих работах он стал подмечать тонкие нюансы, мельчайшие детали, которые невозможно отобразить, работая маслом.

В 1959 году Виктор Слушник приехал в Липецк, куда его долго и настойчиво звала жившая в молодом индустриальном центре сестра Нина.

— До приезда в Липецк я ничего подобного не видел. В первые годы меня ошеломил завод-гигант, величественный и по масштабам, и по силе характеров людей, работающих на нём. Как они, такие маленькие, смогли создать такую мощь? Просто пора­зительно! — восхищается Виктор Петрович даже сейчас.

На его глазах разрастался гигант металлургической промышленности, возводились цеха Новолипецкого завода, строились доменные печи. За несколько лет художник написал свои известные работы: «Они построят всё», «Индустриальный пейзаж» и многие другие.

Но, выполняя партийные и производственные заказы, Виктор Слушник не забывал и о любимом сердцу изображении природы. Без этого художник не мыслил свою жизнь.

В 60-х на протяжении нескольких лет Виктор Петрович возглавлял недавно созданную липецкую организацию Союза художников. По признанию коллег, его активности можно было только позавидовать. Он успевал писать сам, помогать в становлении молодым художникам, заниматься бесчисленными организационными вопросами.

Откуда на всё это у искалеченного войной человека хватало сил, задавались вопросом все, кто его знал. До последнего времени Виктор Слушник, несмотря на преклонный возраст, был действующим художником. И лишь совсем недавно отложил кисть в сторону. Годы всё же берут своё.

— Я не делал себе скидок на инвалидность. Каждый день старался начинать с утренней зарядки. Чтобы поддерживать себя в форме, выполнял посильные упражнения, — скромно рассказывает о секретах творческого и жизненного долголетия Виктор Петрович.

А супруга Полина Павловна весело добавляет:

— Когда Виктору было уже за 80, он мог запросто простоять на руках в течение десяти минут. А чуть ранее, на пляже таким способом веселил не только внуков, но и других отдыхающих. У молодых парней тогда просто челюсти отвисли от удивления. Даром что инвалид...

За долгую творческую жизнь Виктор Петрович Слушник создал более пятисот картин. Но ни на одной из его работ не запечатлена, казалось бы, столь близкая художнику тема войны.

— Я специально не возвращался к ней. Ведь война — это зло, боль и кровь, муки и смерть. Война чужда человечеству. Природа на моих картинах является олицетворением мира и жизни на земле. Человек должен ценить эту жизнь. Любоваться восходом солнца, бескрайним небом, гладью рек и озёр. Иначе для чего вообще жить? — считает человек, которому довелось смотреть смерти в лицо.

Досье «ЛСГ»

СЛУШНИК Виктор Петрович. Родился 16 июня 1926 года на станции Раздельная Одесской губернии. Ветеран Великой Отечественной войны. Кавалер орденов Славы III степени, Отечественной войны II степени, медали «За победу над Германией», медали Жукова и других наград. Заслуженный художник России. Обладатель Знака отличия «За заслуги перед Липецкой областью». Его работы выставлены во многих городах России и бывшего СССР, а также в Болгарии и Японии.

Дорогие читатели!

Приглашаем вас вместе с нами продолжить рассказы о судьбах героев Великой Отечественной.

Благодарность за то, что они сделали для нас, никогда не бывает достаточной. Но она может стать запоздавшей, и этого допустить нельзя.

Расскажите истории своих родных и знакомых — ветеранов войны, тружеников тыла. Приложите к письму фотографии и присылайте по адресу: sport@lpaper.ru.

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных