Сб, 17 Апреля, 2021
Липецк: +18° $ 77.51 92.07
Сб, 17 Апреля, 2021
Липецк: +18° $ 77.51 92.07
Сб, 17 Апреля, 2021

  Сергей Свиридов: «Ты возьмёшь этот подъём или он тебя?»

Евгений Скворцов | 07.04.2021 10:38:28
  Сергей Свиридов: «Ты возьмёшь этот подъём или он тебя?»

Уроженец Усмани Сергей Свиридов прошёл «горячие» точки, пережил разбойное нападение, тяжёлые травмы и длительное восстановление, но вернулся к любимому занятию — спорту.

Практически без одной ноги Свиридов покоряет лыжные марафоны, участвует в велогонках и мечтает пройти классическую дистанцию триатлона «Iron­man».

Первые лыжи и Вторая чеченская

— Сергей, в детстве вы решили заняться лыжными гонками. Почему? Другие виды спорта не привлекали?

— В те годы в Усмани снега было гораздо больше, чем сейчас, поэтому мы выбирали хоккей, коньки и лыжи. Большую роль в моём становлении как спортсмена и лыжника сыграл наш учитель физкультуры Леонид Леонидович Путилин. Мои первые лыжи были деревянными, подарила мне их тётушка, но я их быстро сломал.

Пожив в двух эпохах, понимаю, что на уроках физкультуры в школах СССР делалось многое для приобщения детей к спорту. Хочешь не хочешь, можешь не можешь — все выходили на лыжах в лес, а возмущающихся мамаш и в помине не было.

— Где постигали азы лыж­ного спорта?

— Вместе с учителем физкультуры мы накатывали лыжню в заповедных местах — в Песковатском лесу. Ребятам, которые добивались каких-то успехов, выдавали полупластиковые лыжи. Трасса длиной пять километров была единственной в округе. Ещё гоняли по реке Усманке, которая замерзала и покрывалась снегом.

— Но поступили вы не в спортивный вуз, а в Рязанское военное училище.

— С детства мечтал быть военным. Как-то за мной в детский сад пришёл двоюродный брат в курсантской военной форме с голубыми погонами. Взял меня за руку, высокий, под 190 см, и мы с ним пошли через весь город. Его китель висел в моей детской комнате. Тогда я и решил, что стану десантником. Юношеский максимализм и романтика сыграли свою роль, а прагматики стали финансистами (улыбается).

Параллельно со службой не забывал и спорт. В Рязанском училище ВДВ у нас лыжи были на втором плане, а на первом лёгкая атлетика. Я даже в соревнованиях участвовал. Мы жили по принципу: «Если отдых, то активный; если праздник, то спортивный».

Была и трагическая история. Мы учились на втором курсе, когда в Москве начался штурм Белого дома. Нас подняли по тревоге, наш полк выдвинулся в столицу. Выдали полные боекомплекты, а там ведь не враги были, а мирные люди, россияне. Едва гражданская война не началась. Было очень неприятно, чувствовалось, что мирная жизнь может закончиться в любую минуту. В боях, к счастью, не участвовал. С высоты прожитых лет понимаешь: с первым трупом товарища вся романтика заканчивается...

— Уже будучи старшим лейтенантом, командиром разведгруппы, вы оказались в Надтеречном районе Чечни. Какие задачи приходилось решать?

— В 1999 году я отправился в служебную командировку на Северный Кавказ, во Второй чеченской войне был командиром разведывательно-дозорной группы. Отделался лёгкой контузией, но до Грозного не дошёл.

— В вашем активе значатся победы и призовые места чемпионата Вооружённых сил.

— Больше запомнилось другое. На чемпионат Вооружённых сил в Одинцово как-то приехала олимпийская чемпионка Юлия Чепалова, недавно ставшая мамой и приступившая к восстановлению после этого события. У меня где-то даже есть фотография, где Чепалову с просьбой о совместном фото обступила куча мужиков.

Главный в жизни марафон

— В 2017 году вы уже в мирной жизни получили ранение, которое могло оказаться последним.

— Это было хулиганское нападение буквально возле моего подъезда в Москве. Получил четыре ножевых ранения, больше суток пролежал в коме. Врачи сказали, что чудом спасли мне жизнь. Помогло и крепкое тренированное сердце — организм выдержал запредельные нагрузки под наркозом. Две операции за ночь, потом реанимация. Хирурги хотели ампутировать ногу, но я не позволил этого сделать.

Первое, что подумал, — главное, что живой. Следующей целью было остаться с ногой, хотя в ней уже начались некрозные процессы. Медики посоветовали пить как можно больше воды, промывать организм. Выпивал по 7,5 литров, остался с ногой, сохранились печень и почки, а мозги не повернулись. Поначалу с памятью было плохо, но потом всё наладилось. Уже на койке через страшные боли начал работать с эспандером… Главное — не сдаваться! Это был самый главный марафон в моей жизни.

Правда, одну ногу с тех пор ниже колена из-за повреждённого нерва вообще не чувствую. Сейчас технологии развиваются, и очень надеюсь, что у меня получится вернуть ногу. Думаете, я уникален? В лыжном спорте и потяжелее случаи бывали...

— Насколько длительным был процесс восстановления?

— К операциям я привычен: только на коленном суставе их было четыре (сначала мениск, потом поставили имплант связки), а всего перенёс уже 13 операций.

Так что с инвалидного кресла на костыли встал уже через несколько месяцев. Года полтора жил на обез­боливающих препаратах. Боли всё равно остались, но я к ним уже привык.

Самое тяжёлое — победить себя. Ты возьмёшь этот подъём или он тебя? Каждый сражается сам с собой. Мне раньше звонили и писали письма многие люди, а один из них признался, что когда прочитал мою историю, заново переосмыслил жизнь.

— Инвалидная коляска и костыли сильно давили психологически?

— В кресле меня возила жена. Ощутил на себе все прелести жизни инвалида — ни в один бордюр не заедешь, ни в один лифт не попадёшь. Мы этих людей практически не видим, а я на себе всё ощутил.

Вроде крепкий парень с сильными руками, но и мне эти колёса крутить было трудновато. Потом встал на костыли, дальше начал ходить с палочкой, сел на велосипед, крутил педали. А в итоге снова встал на лыжи. Но теперь все дистанции приходится проходить на руках. Особое внимание уделяю плечевому поясу и прессу, без них в моём состоянии никак.

Много езжу на велосипеде. А вообще есть стойкое желание осилить супертриатлон «Ironman» (4 с лишним километра вплавь, 180 километров на велосипеде и полноценный марафон 42 километра 195 метров). Единственное, пока не придумал, как побегу. Может, постараюсь пройти дистанцию быстрым шагом, а отставание компенсировать в плавании и велогонке. У меня есть знакомый, который бегает триатлоны на протезе.

Победа в Марчалонге

— После реабилитации вы выступили на престижном лыжном марафоне в Италии «Марчалонга-2018». Как вообще это удалось сделать?!

— Когда со мной случилась эта неприятная история с нападением, был объявлен конкурс с розыгрышем бесплатной путёвки на Дёминский марафон в России. Про меня писали в СМИ, в том числе главный редактор журнала «Лыжный спорт» Иван Исаев, который вообще мне много помогал.

Во время Дёминского марафона обо мне узнал директор Марчалонги. Итальянцы пригласили меня на гонку, оплатив проживание и участие. Я проехал 70 километров на одних руках, несколько раз падал, мне предлагали медицинскую помощь, но я отвечал: «Я русский, я доеду!» Было тяжело, но до финиша добрался,

Марчалонга входит в серию лыжных марафонов «World­lop­pet». Каждая страна имеет право принимать один из них — классический или коньковый. Марчалонга и Васалоппет (90 км) в Швеции считаются наиболее престижными в мире.

— В прошлом году Марчалонга вновь была покорена. В какой раз это было сделать сложнее?

— Во второй получилось проще. Уже понимал, что меня ждёт, знал особенности организма, целенаправленно готовился. Причём снега тогда не было и приходилось готовиться в Москве на лыжероллерах. Была недельная «вкатка» в Австрии — удалось съездить на новогодние праздники, а затем отправился в Италию. Неделю жил в горах, и гонка прошла нормально.

— С кем из звёзд мировой величины довелось встретиться?

— Со звёздами лыжного спорта пересекаемся часто. Кого-то в кафешке увидишь, а с кем-то — в центре подготовки лыж. Видел Сашу Легкова, но мы с ним не знакомы. Русских, как и норвежцев, там много. Марчалонга — это международная лыжная тусовка.

Но что мы всё о звёздах? Во время карантина я жил в Усмани, подтянул двух местных мальчишек, которые при правильном отношении к делу могут далеко пойти. Помог им немного и с экипировкой. Егор Жуликов и Максим Нартов — активные, целеустремлённые ребята. Отметил бы и Николая Бирюкова с Владимиром Батищевым, которые тоже показывают неплохие результаты. Молодое поколение — это наше будущее.

Усмань — родной, классный город! Вот только про песковатскую трассу в нём забывают, даже лишний раз «Бураном» не укатают. А жаль: эта лыжня многих вывела в люди.

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных