Пн, 22 Апреля, 2019
Липецк: +6° $ 64.52 72.84
Пн, 22 Апреля, 2019
Липецк: +6° $ 64.52 72.84
Пн, 22 Апреля, 2019

Мой старший брат

03.04.2019 08:41:30
Мой старший брат

Физик и шахматист, борец и футболист. Это всё о нём, об Иване Васильевиче Котосонове, о моём старшем брате. Именно у него амплуа — во всём разнообразии, можно сказать, во множественном числе. Все увлечения были ему по душе, на главные или второстепенные он их не делил, потому что во всём сумел проявить себя. 

Физик и шахматист — это, конечно, ближе, понятнее, как само собой разумеющееся. И по своему житейскому опыту не представляю себе физика, учителя физики, который пренебрегает этой интеллектуальной игрой, не берёт в руки шахмат. Тем паче возраст с годами, хочешь ты или не хочешь, добавляет степенности, умаляет пыл и борцовский, и футбольный, а с шахматами брат не расставался до самых последних дней…

В конце прошлого века, когда брат уже ушёл на заслуженный отдых и больше возился-справлялся с домашним хозяйством, к нему нет-нет да заглядывал кто-нибудь из бывших учеников с предложением: «Сыграем партейку, Иван Васильевич». Спрашивали без вопросительного знака, наверное, по привычке. Он и в школе всех желающих играть научил, к нему и после уроков в школу приходили с шахматной дос­кой под мышкой и ученики, и выпускники. А потом и домой к нему дорогу не забывали. И не важно, в каком настроении, в каком самочувствии, брат мой соперникам не отказывал. 

Читатель наверняка поинтересуется: почему брат родной, но Котосонов, а не Харин. Мать у нас одна. Отец Ивана, Василий Сергеевич Котосонов — кадровый военный, в составе стрелковой дивизии служил на западной границе. Когда началась Великая Отечественная, эта дивизия одной из первых приняла удар войны, и в смертельном бою офицер Котосонов погиб. А мой будущий отец после ранения вернулся с войны в победном 45-м. Тогда мои родители и познакомились. Стали жить вместе, в миру и согласии друг с другом. Расписались, правда, спустя 20 лет, так что и сам я до того времени был Котосоновым.

Старшему брату можно дать такую характеристику: умный, спортивный, порядочный, и принципов своих не менял. Учёба ему давалась очень легко. Соседские ребятишки мучаются над школьными заданиями, а Иван рядом слоняется, занятие себе ищет. 

— Ванька, — не выдерживал кто-нибудь из взрослых. — Да когда ты сам за уроки сядешь? 

— Так я уже всё давно сделал,— отвечает Иван. 

— Ну так помоги друзьям-товарищам!

Уговаривать Ивана не приходилось — он всегда всем и во всём помогал. Было так и в нашей, сельской школе, продолжилось и в Липецком пединституте, где он учился на физмате, и в одном из калмыцких сёл, куда он отправился работать учителем физики по распределению. Практически всегда поджидали его и местные заочники, когда Иван приезжал домой на каникулы или в отпуск. Ещё его ждали здесь и сельские спортсмены — футболисты, шахматисты. Бывало, прибежишь домой с улицы, а там мать с радостью: 

— Иван приехал! 

— Так где же он?

— Как всегда — убежал в футбол гонять, соскучились по нему, — с грустью разводит мать руками.

А вечером его тянут в клуб — зовут сражаться соскучившиеся шахматисты. Помнится, один из них, самый ярый фанат этого вида спорта, который с шахматной доской никогда не расставался и каждого встречного уговаривал сыграть с ним, однажды встретил и меня, но интересовало его другое:

— Василий, говорят, твой брат шахматист? 

— Конечно, — отвечаю, — у него даже разряд есть! 

— Какой? — ещё больше оживился сельчанин. 

— Второй, — говорю. И тут меня понесло: — Видел у Ивана на пиджаке значок в виде шахматного коня? 

— Ну, видел, — буркнул тот. 

— Так это и означает — второразрядник!

Врал я, на ходу импровизировал, но и «фанат», видно, толком не во всём разбирался. А вскоре опять меня ловит на улице, и с ходу:

— Да какой же там второй разряд, если я с твоим Иваном вчера в клубе ничью сыграл!

Вничью... Я тогда так расстроился, что чуть не заплакал. Брат — кумир, а не обыграл в шахматы какого-то колхозника! Свои мысли и чувства Ивану и выплеснул. А он мне: 

— Да не огорчайся ты так! Честно скажу, я же сам эту ничью сделал. Жалел, не хотел его расстраивать, играл вполсилы, почти вслепую. Не знал я, что он такой хвастун! Сегодня же исправлюсь, предложу ему сыграть даже несколько партий. А ты завтра поинтересуйся исходом. 

Поинтересоваться долго не удавалось — Иван разделал его в пух и прах, и хвастунишка долго на глаза не попадался, всячески избегал встречи со мной.

…Борьбой Иван увлёкся в 1953 году, когда поступил на физико-математический факультет Липецкого пединститута. Какой разряд был у брата в «классике», не знаю и врать не буду. Но перед глазами конкретный факт. В 1960 году, участвуя во втором фестивале молодёжи Калмыкии, где учительствовал по распределению, Иван стал победителем в соревнованиях борцов. Диплом и лента чемпиона хранятся в семье.

Футбол, шахматы, волейбол — спортивная страсть и азарт брата никогда не покидали. Об этом свидетельствуют и награды, и многочисленные снимки того времени. Но спортивная «зависимость» не мешала молодому учителю, а помогала. Своей увлечённостью он заражал и своих учеников. В сельской школе он организовал секции борьбы и шахмат. Отработав восемь лет в Калмыкии, в 1966 году Иван приехал в станицу Новопокровскую Краснодарского края — на родину супруги. И здесь общественно-спортивный энтузиазм Ивана — в полном разгаре. Бывшие воспитанники до сих пор с благодарностью вспоминают его уроки по физике и внешкольные занятия по шахматам и борьбе. Во всём подавал пример — в футболе, волейболе, шахматах и… лёгкой атлетике. Да, для меня тогда это тоже стало открытием — Иван здорово бегал спринтерские дистанции.

Станица Новопокровская — райцентр. Соответствовать новому учительскому коллективу всегда непросто. Но брат в нём не затерялся — и как общественник, и как учитель-профессионал. Характерный пример — практически каждое лето его приглашали в Краснодар, где в ведущих вузах края он принимал экзамены по физике у абитуриентов.

Из-за такой загруженности-занятости к себе на родину он приезжал всего лишь на несколько дней. Я, брат, сестра, да и многие наши сверстники этих дней ждали. С ним, повидавшим свет, и так интересно, а он нам, младшим, всегда привозил гостинцы — то губную гармошку, то мячи, обязательно — разные сладости. Одному подарку я рад был особенно. Уже тогда, в раннем детстве, благодаря примеру старшего брата, спортом я «заразился» на полном серьёзе, а он ещё подарил мне и огромную книгу — о Спартакиаде народов СССР. Мне тогда было лет пять-шесть, читать ещё не умел, но картинки рассматривал по нескольку раз с огромным, восторженным интересом. Затем эта книга пошла по рукам моих друзей-товарищей и близких, и дальних, спортсменов-односельчан. Со временем подарок брата затерялся. Конечно, я переживал, конечно, страдал. Успокаивало лишь одно — не только я познакомился с огромным и великим миром спорта и приобщился к нему. Книга — нарасхват, книга востребована, пусть эстафета продолжается. И эту утешительную мысль мне подкинул мой брат… 

Я и сам давно на пенсии. За плечами — солидный трудовой стаж, всю жизнь не разлучаюсь и со спортом. Занимался сам, не бросаю тренировать ребятишек. Истоки этого бескорыстия общественных начал мне понятны. Ведь у меня был старший брат, перед глазами — его увлечение спортом, которое заводило и меня, и всех его окружающих, была и памятная книга о Спартакиаде... 

А что было у Ивана? Послевоенные годы, не всегда сытые, в нужде и разрухе. Но была аура, было желание жить полноценно! И был великий энтузиазм! 

Жизненный пример старшего брата — ещё одно свидетельство этого. 

Василий ХАРИН, с. Замартынье, Добровский район

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных